Об арестах Магомедовых и Хизриева — М. Хайруллин

Очередное громкое задержание в Дагестане: арест высокопоставленного полицейского Магомеда Хизриева по подозрению в коррупции. Впереди задержания более крупной «рыбы» из республиканской элиты и, скорее всего, экстрадиция экс-главы Пенсионного фонда республики Сагида Муртазалиева, считает известный журналист-расследователь, глава НКПК и «Независимой Студии» Марат Хайруллин. А вот уголовное дело других арестантов, выходцев из Дагестана предпринимателей Магомедовых, по мнению Хайруллина, разваливается на глазах. Подробности – в нашем интервью.

Сколько стоит «купить» кресло главы МВД республики

— Итак, арест Магомеда Хизриева, которому инкриминируют дачу взятки в размере 2 млн долларов. По одной версии, за то, что ему обелят некое досье, по второй – за то, что он хотел стать главой МВД Дагестана. Насколько верны эти подозрения? Возможно, это только верхушка айсберга или, напротив, его вовсе ни за что обвиняют?

— Это только верхушка айсберга. Дело Хизриева – это очень четко видно – вырастает из дела Андрея Виноградова, это бывший глава Кизлярского района. Дело Виноградова расследуется в рамках дела так называемого ОПГ «Голодранцы». Был такой руководитель Пенсионного фонда Республики Дагестан господин Муртазалиев, олимпийский чемпион, он считается организатором этого ОПГ, и он сбежал в Абу-Даби. Виноградов один из его ближайших соратников. Дело расследуется уже несколько лет, и, видимо, те материалы, которые были получены в результате работы с господином Виноградовым, легли в основу дела Хизриева. Насколько я понимаю, дальше могут быть очень серьезные аресты, видимо, определен уже круг подозреваемых, который может быть связан с предыдущим руководством Дагестана. И, возможно, очень серьезные фигуры бизнеса российского.

Экс-глава Кизлярского района Андрей Виноградов

— Возвращаясь к Хизриеву. Все-таки им первоначально планировалось обеление досье?

— Наверное, это не основная причина, почему он был арестован. То, что господин Хизриев пытался стать министром, это было известно давно. Почему его дело уникально? О том, чем занимался Хизриев и что это была за фигура, в республике все знали. Это было на глазах у всех, и это оказывало гнетущее впечатление на народ. В окружении Магомеда Хизриева, среди высших чиновников Дагестана предыдущего призыва царила атмосфера безнаказанности. Все видели и понимали, что он мало того, что никого не боится и особо не скрывается, а он претендует на высшую должность в МВД Республики Дагестан.

— Пишут, что у него в собственности достаточно серьезная недвижимость, автомобили…

— Да… Фигуранты последних уголовных дел в Дагестане баснословно богаты. То, что показали на видео, эти машинки – это даже не верхушка айсберга… Хизриев – в одном ряду с теми, чьи аресты были такими нашумевшими минувшей зимой.

— Неоднократно ходили слухи, что должности в Дагестане продаются и покупаются. Два миллиона доллара за пост министра – это дорого или дешево?

— То, что мы опубликовали, это, видимо, некий информационный слив из дела Виноградова, и в этих материалах фигурируют такие цифры как 5 млн долларов, 15 млн долларов. Насколько я знаю, за развал среднего уголовного дела в Дагестане предлагают от миллиона долларов. Два миллиона долларов, чтобы подправить досье, – это похоже на правду. Должность министра в республике, думаю, подороже, склоняюсь к цифре 5-8 млн долларов.

Муртазалиева могут экстрадировать на родину в ближайшее время

— Что грозит Хизриеву, если он пойдет по обвинению во взятке? И что будет, если он пойдет одним из фигурантов ОПГ «Голодранцы»?

— Я думаю, что арест Хизриева – это промежуточный этап. По данным из источников нашего агентства, определен список фигурантов, которые будут следующим этапом. Публично все всё знают, но выстроить дело, чтобы крупные фигуранты «не уплыли» никуда, чтобы действительно довести дело до реального суда, на это очень много времени надо.

Насколько я знаю, Виноградов первое время в рамках этого дела – ОПГ «Голодранцы» – отказывался идти на сотрудничество. Я хочу обратить внимание на то, что арест Хизриева произошел вскоре после визита принца Абу-Даби. Именно в Абу-Даби, по некоторым сведениям, прячется Муртазалиев. Вполне возможно, этот арест может означать, что готовится экстрадиция господина Муртазалиева. Ему пока не предъявлено обвинение, насколько я понимаю, поэтому заявка на экстрадицию официально не идет. Но, насколько я знаю и понимаю, готовится эта операция. Если это действительно так, значит, Виноградов (вместе с ним по делу проходят еще несколько человек, а по цепочке – еще около 20 второстепенных персонажей) и Хизриев пойдут на сотрудничество. А это очень серьезно, это информация на первых лиц Республики Дагестан, на очень серьезных предпринимателей, не только, скажем, из дагестанского пула, а общероссийского. То есть это очень серьезный фигурант — Хизриев.

Экс-глава Пенсионного фонда в РД Сагид Муртазалиев

Разваливающееся уголовное дело против владельцев «Суммы» пытаются спасти информационными вбросами

— Раз уж мы заговорили о предпринимателях. В одном из недавних интервью Вы рассуждали о возможном аресте Рамазана Абдулатипова. Еще одно громкое дело – братьев Магомедовых. Личное мнение: что за этим стоит? Ведь вначале, когда их задерживали, говорили, что их обвиняют якобы в хищении 2,5 млрд рублей при строительстве стадиона в Калининграде. Затем начали наслаиваться слухи, пошла информация о том, что они якобы курировали наркотрафик со всех стран сразу, что деньги шли на организацию терроризма – в общем, во всех бедах их обвинили. Что там происходит на самом деле, есть такая информация?

— Дело очень закрытое. И оно какое-то спонтанное. Очевидно, что решение о таком аресте было принято высшим руководством страны, исходя, насколько я понимаю, из какой-то оперативной информации. И вот сегодня происходит очень интересный процесс, судя по всему, часть этой информации не подтверждается, и именно поэтому оппоненты Магомедовых пытаются инициировать информационные кампании. Ну то есть оправдать свои действия.

— Дело Магомедовых очень похоже на дело Керимова?

— С моей точки зрения, наоборот – это два очень разных дела. Прежде всего потому что это две очень разные бизнес-группы. Их объединяет разве что происхождение из Дагестана, но они совершенно по-разному вели дела там.

Господин Керимов вкладывался в команду «Анжи», потратил огромные деньги на легионеров, но, когда финансирование кончилось, иностранцы разъехались, а у команды ничего кроме долгов не осталось. Не была создана детско-юношеская футбольная школа, как обычно делают топовые клубы, чтобы выращивать новые кадры. Не был построен стадион. Сам клуб мгновенно вылетел из высшей лиги. Еще один неудачный проект Керимова – аэропорт Махачкалы. Он был заявлен как громкий инвестиционный проект, но в итоге все осталось как прежде, если не считать скандалов из-за подозрительных манипуляций с авиационным керосином и из-за мусорных свалок по периметру ВПП.

Теперь сравните, как вкладывалась группа «Сумма». Когда стал разваливаться музей Расула Гамзатова, в буквальном смысле – вода затапливала бесценные полотна — , без лишнего шума компания полностью отремонтировала музей. Или, когда сгорел медицинский институт, деньги на восстановление ВУЗа тоже выделила эта группа. Например, мало кто знает, что Магомедовы пять лет назад полностью оборудовали госпиталь для бойцов МВД в республике, и на тот момент он был оборудован по последнему слову техники.

Или скажем, о строительстве «силиконового города» в Татарстане, Иннополисе, слышали многие, в него вложены огромные деньги как федеральные, так и региональные. Но мало кому известно, что Магомедовы без лишней рекламы создали в Махачкале инновационный бизнес-инкубатор. Он успешно работает и дагестанские стартапы могут, как сегодня говорят, «прокачать» там свой проект. И, насколько мне известно, этот инновационный акселератор уже может похвастаться успешными проектами: есть примеры, когда молодые дагестанцы открыли собственные стартапы и успешно работают на международном уровне. Когда, например, пришел Абдулатипов, он ведь поначалу озвучил огромные планы по развитию Дагестана. И группа «Сумма» тогда была в первых рядах, готовых вкладывать деньги в инновационные проекты. Но, когда стало понятно, что команда Абдулатипова провалилась, они отошли в сторону и занялись вот такими проектами.

— То есть мы имеем дело с двумя принципиально разными делами?

-Я не хочу никакого противопоставления. Если это обижает сторонников господина Керимова, то прошу прощения, но я просто пытаюсь обратить внимание на то, что эти две, говоря условно, бизнес-группы, используют совершенно разные стратегии. Допустим, вспомните дело «Уралкалия» – там можно поставить очень серьезный вопрос о целесообразности подобных атак на очень чувствительный для Белоруссии актив (я имею в виду ценовую политику). С моей личной точки зрения, играть в подобные игры со стратегическим партнером России, это как минимум не дальновидно. Это не укладывается в стратегию добрососедства и долгосрочного сотрудничества, которую наши государства провозгласили. А теперь сравните действия группы «Сумма», которая вошла в проект создания прорывных скоростных дорог вместе с Илоном Маском, насколько я понимаю для того, чтобы иметь доступ к этой технологии. Идея была построить подобную суперскоростную магистраль к порту Зарубино, который строит на Дальнем Востоке «Сумма». Стратегический смысл очень простой – Китай сегодня набрал большие темпы по созданию высокоскоростных железных дорог. В частности, эта технология будет использована для создания проекта Великого Шелкового пути. В нем российскому маршруту (или Северному пути) уделяется второстепенная роль, а, скажем, сибирские и дальневосточные маршруты вообще никак не задействованы. Наш Транссиб уже сегодня не конкурентоспособен в плане логистики, а после запуска Великого шелкового пути вообще может прийти в упадок. И противопоставить этому можно было только создание реально конкурентного маршрута на основе прорывной технологии. Насколько я понимаю, задумка у руководства «Суммы» была как раз такая, получить доступ к новой технологии и применить ее для развития нашей Сибири и Дальнего Востока. То есть совершенно другая идеология и стратегия, согласитесь?

Раз уж мы взялись проводить такую параллель, то с делом господина Керимова относительно все понятно: оно достаточно прозрачно, и кто бы что не говорил, оно основывается на неоспоримом факте вывода капиталов из России. Дело Магомедовых наоборот абсолютно закрытое, непрозрачное и непонятное. Более того, если мы говорим об ОЗК, или том же проекте Зарубино – то все основывалось на привлечении капиталов и новых технологий в страну. Что бы кто ни говорил, пытаясь намекать, что подоплека дела Магомедовых в том, что якобы они выводили капиталы из России. Пока все это лишь какие-то слухи, а по факту они наоборот вкладывались в высокотехнологичные проекты внутри страны. Та же ОЗК – там была огромная программа строительства элеваторов, железных дорог, подвижного состава…

— Я прерву Вас, но ходили также слухи, что арест – это попытка забрать у Магомедовых какие-то активы, тот же Новороссийский морской торговый порт…

— Многие проводят параллели с «Башнефтью». Но это опять же принципиально не верно.Если брать дело Евтушенкова, то там сразу заходили через «Башнефть». Были опубликованы информационные материалы перед этим. И в них было все обоснованно с точки зрения государства: актив «Башнефти» должен был вернуться в собственность государства, потому что он был приватизирован с явными нарушениями, плюс: это бы стратегический актив. У Магомедовых такого бэкграунда, как говорят журналисты, и близко нет. Они свои активы при Медведеве получили достаточно прозрачно, в той мере, в какой вообще в нашей бизнес-среде сделки могут быть прозрачными. По большому счету, Медведев как президент запомнился тем, что он ввел определенные правила игры. Те же госзакупки. И те активы, которые на территории России получили Магомедовы, они получили абсолютно в соответствии с этими правилами, с этой точки зрения претензий к ним не было. Потом Магомедовы – это одни из немногих наших инвесторов, которых хорошо принимают за рубежом. Я хочу напомнить историю со строительством нефтеналивного терминала в Роттердаме. В Голландии, где жесточайшие экологические нормы, стать главным подрядчиком главного порта страны и построить там нефтеналивной терминал, – это очень серьезно. На конкурс заявились крупнейшие компании мира, американцы, китайцы. А предпочтение отдали консорциуму «Суммы» с голландской нефтяной компанией. Это была серьезная победа российского бизнеса. Вспомните, как раз тогда Грефа публично прокатили с «Опелем». Наш бизнес не особо конкурентоспособен, особенно в развитых странах. Неслучайно ни один бежавший в Лондон российский олигарх так и не смог создать сколько- нибудь заметный бизнес, несмотря на достаточно большие финансы. Максимум ресторан откроют или футбольный клуб купят, чтобы вбухать туда огромные деньги. Ну или совсем смешно, сеть уличных туалетов построят. И проект в Роттердаме это, по сути, пока единственный пример, когда российская компания смогла победить в открытом очень конкурентном конкурсе.

На мой взгляд проблема в том, что наш крупный бизнес изначально создавался на основе преференций со стороны государства. То есть наш крупный бизнес по определению еще не созидатель, у него прибыль образуется не за счет конкурентного производства, а за счет послаблений, преференций. И поэтому в настоящей конкурентной среде он проваливается. Тем ценнее опыт группы «Сумма». Это одна из немногих российских финансово-промышленных групп, которую охотно принимали за границей, и вопросов к ним не было. В этом их отличие от того же господина Керимова, с которым «Сумму» некоторые ставят в один ряд. Керимов пытался несколько раз работать за границей, но у него не получилось. А у этих получалось.

Зиявудин Магомедов

— Давайте вернемся к неожиданному аресту и уголовному делу Магомедовых…

— Это был спонтанный арест, когда никто не понимал, что происходит… По моим источникам, сейчас идет проверка материалов, по которым Магомедовых арестовали. Обычно такими проверками занимается ФСБ. И судя по всему, повторюсь, та информация, которая, видимо, изначально была донесена до высшего политического руководства страны, не подтверждается. Даже по делу о стадионе в Калининграде. Региональная структура Магомедовых основные претензии подрядчика по поводу песка и так далее, очень четко в судах отбивала. В ответ на эту успешность в суде на их структуры заводили уголовные дела. И вот лично я, зная как через уголовные дела в нашей стране давят на оппонентов, очень сомневаюсь, что те уголовные дела были так уж объективны. Особенно учитывая, что у всех этих претензий есть открытая судебная история.

Что касается их освобождения, то я думаю, что после такого громкого ареста власть у нас не может просто так кого-либо отпустить, ей нужно сохранить лицо. Это уже политика. Поэтому мой прогноз, что уголовное дело будет смягчено, самые тяжелые обвинения снимут, а к концу года Магомедовых по-тихому выпустят под подписку. Какие-то второстепенные активы группа безусловно потеряет, но в целом все закончится как в случае с Евтушенковым. Кроме того, насколько я знаю, уже донесено до руководства страны, что дело Магомедовых на молодую волну предпринимателей оказало невероятно негативное влияние. Донесено, еще раз повторюсь, что многие факты, которые им инкриминировались, не подтверждаются.

— На одном из ресурсов появилась информация о том, что дело Магомедовых возникло в том числе потому, что они планировали организовать какой-то медиахолдинг, основной целью которого якобы были господин Сечин, «Роснефть». Видимо, они каким-то образом пересекались в интересах, и якобы этот медиахолдинг был должен что-то такое делать…

— Мне кажется, этот очередной вброс – реакция на то, что дело Магомедовых разваливается. Такое дело не может появиться просто так, есть интересанты. Организовать такой вброс могли только заинтересованные в устранении Магомедовых люди, которые донесли до высшего руководства страны некую точку зрения. И сегодня, когда стало известно, что факты не подтверждаются, та группа, которая продвинула эту информацию, понимает, что надо как-то оправдать свои действия, потому что можно, что называется, и ответить за свои слова, поэтому и делаются подобные информационные сливы.

Игорь Сечин

-Не «утопят» в уголовном деле, хотя бы «утопят» в общественном мнении?

— Да. Они пытаются развернуть на господина Сечина. Но чтобы господин Сечин сажал крупных предпринимателей? Да еще по такому пустячному поводу, как сплетня про создание непонятного медиахолдинга? Я подчеркну, Магомедовы – это не просто предприниматели, они входили в круг доверенных лиц высшего руководства страны. Не зря они играли в Ночной хоккейной лиге и т.д. Простой пример. Объединенная зерновая компания до Магомедовых умирала, а это был стратегический ресурс, где хранятся государственные запасы зерна. И если им доверили развивать стратегический ресурс, значит, им в целом очень доверяли.

По поводу того, что какая-то еще не созданная медийная компания могла угрожать господину Сечину… То это просто смешно. Если бы Сечин сажал предпринимателей такого уровня просто за намерения, то уж либеральные критики вроде господина Навального давно сидели бы где-нибудь в колонии Сегеж. Насколько я знаю и понимаю, Сечин наоборот старается абстрагироваться от этих скандалов. Сначала было громкое дело «Башнефти», потом СМИ «привязали» Сечина к делу Улюкаева…

— А вот свежая Интернет-байка: «Из тюрьмы владелец транспортной группы FESCO Зиявудин Магомедов продает блок в Трансконтейнере Роману Абрамовичу».

-Я думаю, это из той же серии – сейчас дело Магомедовых разваливается, поэтому идет информационная кампания… FESCO – это специализированный международный актив. Абрамович наоборот свою инвестиционную деятельность сворачивает. FESCO для него с этой точки зрения не подходит, потому что она сразу попадет под санкции. Более того, господин Абрамович, видимо, уходит из России. Вообще вся группа, условно говоря старая Семья, может уйти из России – уже видно по Дерипаске, что происходит. Это как политический шлейф от этой ситуации идет. Поэтому сделка между Магомедовым и Абрамовичем мне кажется маловероятной. У господина Абрамовича другие инвестиционные планы, другая ситуация в связи с тем, что Великобритания все-таки, видимо, начнет расследование по его деятельности. Абрамович не зря пытается выехать в Израиль, получить гражданство. Он страхуется, хеджируется, пытается осесть в Израиле.

Последует ли за арестами Гамидова и Хизриева задержание экс-главы Дагестана Абдулатипова

— Если вернуться к Дагестану. Можно ли сказать, что Магомед Хизриев относился к старой «семье», то есть к близкому окружению экс-главы республики Рамазана Абдулатипова?

— На мой взгляд, Хизриев не является ставленником Абдулатипова, он скорее партнер Муртазалиева. Но Абдулатипов чем известен в Дагестане? Он умел ладить с разными фигурантами, и он ключевые фигуры региональной элиты включил в свою орбиту. В том числе и Хизриева. Но Хизриев даже в этой цепочке не самая крупная фигура. Его дело, на мой взгляд, промежуточное, через которое выйдут на следующие эшелоны власти. Я не думаю, что будет принято политическое решение об аресте Абдулатипова, хотя, видимо, такие планы были. Скорее, речь о тех представителях региональной элиты, которые прочно вошли в орбиту Абдулатипова… Люди, которые давно на слуху в Дагестане. Думаю, Хизриева для того и арестовали, чтобы выйти на них. Сама динамика дела Муртазалиева – про него все вроде как забыли и активно пытались эти годы развалить, даже курсировали слухи, сколько пытались «занести» в следственные органы. Ведь Муртазалиев при всех недостатках – олимпийский чемпион, то есть не самая последняя фигура, учитывая любовь нашего высшего политического руководства к большому спорту. У него были все шансы выскользнуть из этого дела. Не выскользнул. Арест Хизриева показывает, что работа идет, по крайней мере, есть надежда, что цепочка протянется от него дальше.

Магомед Хизриев

— Хизриев может пойти на сотрудничество со следствием, возможно, его уже вынудили какими-то фактами это сделать. Есть ли у него хотя бы гипотетическая возможность выйти на свободу?

— Думаю, нет. Дело Махачева, которое недавно я обсуждал на «Дожде», дела Хизриева, Гамидова – почему народ воспринял на ура? Потому что происходило это все публично, в Дагестане люди все это видели. Если Москве непонятно было, мол, Дагестан, он далеко. А люди в республике, которые жили, свою копейку честно зарабатывали, они смотрели на эту элиту, а ведь элита определяет жизнь республики, да в итоге каждой семьи. На народ Дагестана это такое гнетущее впечатление оказывало. Не зря же Путин после назначения Васильева приехал в республику, и он принес фактически извинения дагестанскому народу за то, что раньше не могли очистить власть. По разным причинам. Я считаю, что господин Абдулатипов несет большую ответственность, потому что он всегда и везде прикрывался именем Путина. Имидж государственной власти, я считаю, господин Абдулатипов уронил.

Васильев и Здунов: антикризисные менеджеры уйдут из республики не раньше, чем завершится «чистка» региональной элиты

— Даже когда назначили Васильева, господин Абдулатипов рекомендовал не расставаться с чиновниками на местах, потому что они профессионалы своего дела. Таков был общий месседж.

— Дагестанцы сейчас очень недовольны, что на ключевых постах не выходцы из республики. Кремль все видит и не хочет напряженности в Дагестане, наоборот, сейчас все делается, чтобы снять напряженность в республике, чтобы республика заработала.

Врио главы Дагестана Владимир Васильев

Но по большому счету, пока «чистка» не закончится, антикризисные менеджеры не уйдут. Здесь важно еще следить за перестановками в республиканских МВД, ФСБ, Следственном комитете, Верховном суде. На эти все посты тоже варяги назначены. По моим данным, кто-то выдвинется из среды дагестанцев, чтобы снять недовольство жителей республики назначением варягов. Но это произойдет не в ближайшее время.

— Спасибо, будем следить за Вашими прогнозами.

Тамара Ахметова

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *