ТРОЛЛИ АБДУЛАТИПОВА

Оказавшиеся не у дел люди из окружения Рамазана Абдулатипова пытаются придать жесткой антикоррупционной борьбе в Дагестане видимость некой «войны с аварцами».

Начиная с советских времен, в многонациональном Дагестане были очень сильны этно-клановые традиции. Назначения на все ключевые позиции осуществлялись, исходя из этнических предпочтений. Начиная с 1947 года все руководители региона были представителями двух самых многочисленных народностей. Только за постсоветский период сменялись на этой должности даргинцы (Магомедали Магомедов и его сын Магомедсалам Магомедов) и аварцы (Муху Алиев и Рамазан Абдулатипов).

Рамазан Абдулатипов

Причем каждое назначение непременно «уравновешивалось» аналогичным: например, при аварце Абдулатипове руководителями других ветвей власти стали представители других этносов: председателем кабинета министров Абдусамад Гамидов являлся даргинцем, а председатель Народного собрания Хизри Шихсаидов – кумыком.

Абдусамад Гамидов и Хизри Шихсаидов

А вот среди лезгин, которые лишь немного уступали по численности кумыкам, самым высокопоставленным представителем являлся первый вице-премьер правительства Анатолий Карибов (также лезгином является сенатор от законодательного органа Дагестана Сулейман Керимов).

В ходе последних перестановок в правительстве существовавшая с 1947 года этно-клановая система была полностью разрушена. В настоящее время первое и второе место в неофициальной властной иерархии занимают русские (и вообще прежде никак не связанные с Дагестаном) Владимир Васильев и Артем Здунов.

А вот третье место пока сохранил кумык Хизри Шихсаидов. Хотя, вполне возможно, что это временно: слишком уж много скандальных эпизодов в его биографии. Побывавший в Дагестане генеральный прокурор Юрий Чайка уже дал подчиненным указание: провести тотальную проверку всех государственных служащих на наличие недекларированного имущества и расходов, а также подконтрольных компаний и наличие кланово-родственных связей в бизнесе. Мы уже рассказывали о том, что семья Шихсаидова продолжает заниматься бизнесом, и наверняка вопросы у Генеральной прокуратуры по этому вопросу уже возникли.

То, что наиболее влиятельные этнические кланы оказались полностью отстранены от ключевых должностей в Дагестане, уже попытались использовать в информационной войне, развязанной в социальных сетях. В ходе «антикоррупционных» чисток были задержаны или лишились должностей представители самых различных этносов.

В числе аварцев – это давние соратники Абдулатипова вице-премьер Шамиль Исаев и бывший министр образования и науки Шахабас Шахов. Также аварцем является заместитель мэра Махачкалы, начальник муниципального управления архитектуры Магомедрасул Гитинов.

Из числа даргинцев – отправленные под арест председатель правительства Абдусамад Гамидов и мэр Махачкалы Муса Мусаев, а также отправленный в отставку прокурор республики Рамазан Шахнавазов.

Табасаранцем является арестованный вице-премьер дагестанского правительства, министр экономического и территориального развития Раюдин Юсуфов.

Также Генеральная прокуратура объявила, что по итогам проверок выявлены существенные нарушения в деятельности дагестанского управления Росказны, которую возглавляет Сайгидгусейн Магомедов (также аварец). Возможно, он окажется следующим кандидатом на возбуждение уголовного дела, слишком уж велики масштабы коррупционных нарушений: 2,4 млрд. рублей.

Как видно, среди подозреваемых в коррупции чиновников в Дагестане – представители самых разных национальностей. При этом СМИ республики смакуют переписку редактора аварской газеты Магомеда Бисавалиева с оппонентами его так называемого «плача по Абдулатипову».

 

Из письма доктора Магомеда Абдулхабирова, опубликованного в Интернет-СМИ

— А совсем недавно Бисавалиев снова «зарыдал» на всю республику, мол, почему депутаты НС РД без единого писка утвердили прокурором Дагестана русского, некого Дениса Попова из Хакасии. Мол, они зря испугались его, поскольку прокурор имеет только надзирательные функции, мол, он по определению не может сажать коррупционеров, это, мол, прерогатива Следственного комитета РФ и МВД. (…) Прежде чем упрекать депутатов НС за безропотное соглашательство, ему следовало бы свой вопрос адресовать не ко всему депутатскому корпусу на аварском языке, а Раджабу Абдулатипову лично и экс-главе РД. Ведь все знают, что подавляющее большинство депутатов подбирал сам Абдулатипов и его окружение. А прейскуранты на депутатские места составлял казначей Абдулатипова, — пишет автор блога Максуд Гаджиев.

Дальше всех пошли «бойцы невидимого фронта», действующие в социальных сетях и анонимных телеграмм-каналах. Они пытаются представить, будто жертвами в войне с произволом оказались только аварцы – соплеменники Рамазана Абдулатипова.

Это легко опровергнуть. Да и сам Владимир Васильев неоднократно заявлял, что выступает против этно-клановой системы, сложившейся в республике, когда назначаются люди на ключевые должности, исходя не из личных качеств, а из пресловутой «пятой графы» в паспорте.

Владимир Васильев

«В Дагестане, государство «молча» делегировал свою главную функцию «карать» местным кланам с огромными охранными структурами…

Продолжение кланового подбора кадров приводит Дагестан к деградации в социальной, экономической и политической жизни…

Процесс гражданского противостояния в республике подстегивают некоторые представители элиты: ради сохранения своих властных позиций они тайно создают общественные, спортивные, религиозные объединения, вооруженные группировки, ЧОПы, коммерческие структуры, политические блоки и союзы по национальному или корпоративному принципам», – такую оценку ситуации в Дагестане давал еще в начале 2013 года (незадолго до назначения Абдулатипова) доктор политических наук Камиль Ланда.

За годы правления Рамазана Абдулатипова ситуация только усугубилась. Назначения производились по этническому (или даже местническому принципу – то есть «рекрутировались» в органы власти родившиеся в Тляратинском районе). Начав в 2013-2014 году массовую зачистку элиты от коррупционеров, он сумел довести до суда только несколько дел, да и то в отношении своих явных политических оппонентов – мэра Махачкалы Саида Амирова (арестован в июне 2013 года, приговорен к пожизненному заключению) и вице-премьера Магомедгусена Насрутдинова (задержан в Москве в январе 2014 года, приговорен к пяти годам колонии)…

Амнистирован осужденный экс-глава Каякентского района Ильмутдин Гамзаев, условный срок получил бывший врио главы Южно-Сухокумска Валерий Хукиятов, а в отношении еще многих чиновников, которых отстраняли от должностей под сурдинку «борьбы с коррупцией» вообще ничего не слышно. Зато сам Абдулатипов стал самым зримым символом клановости в Дагестане, с которой и обещал бороться.

Когда его отлучили власти, Абдулатипов, мы считаем, и пошел в информационную атаку. Не сам, разумеется, а руками прикормленных интернет-троллей, которые пытаются придать начатой Васильевым жесткой борьбе с произволом видимость некой «борьбы с аварцами».

Мандат на эту антикоррупционную борьбу Васильев получил, несомненно, от высшего политического руководства России, уставшего от царящего в Дагестане произвола и тотального разворовывания бюджетных средств. Но коррупционеры продолжает лить воду на мельницу межнациональной розни – а в Дагестане это вдвойне опасно.

Чтобы прикрыть свои темные делишки, ближайшее окружение Абдулатипова пытается сделать из целой нации «обиженных», стравив ее с остальными. Впору обратить внимание на подобные провокации Федеральному агентству по делам национальностей и другим компетентным структурам, призванным защищать конституционный строй на Северном Кавказе.

Тимур Иванов

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *