Курбанов снова на амбразуре

Депутат Госдумы Ризван Курбанов не в первый раз встает на защиту подозреваемого в тяжком преступлении.

Продолжаем следить за развитием одного из самых крупных уголовных дел в отношении представителей «элиты» Северного Кавказа, а именно – сенатора Сулеймана Керимова, который 20 ноября был задержан полицией Франции во время его поездки в Ниццу. 8 декабря суд принял решение о его содержании под судебным надзором, утвердив сумму залога в €40 миллионов евро ($47 миллионов).

С. Керимов

В деле по подозрению в налоговом мошенничестве и отмывании денег уже порядка 13 подозреваемых: это юристы, бухгалтеры, нотариусы и агенты по недвижимости, которые были приближены к Керимову. В деле уже есть один арестант – это гражданин Швейцарии Александра Штудхальтер, через которого, как предполагается, российский сенатор и приобретал роскошные особняки на Французской Ривьере по фальшивым документам под чужими именами и по заниженной цене.

Во французском законодательстве это называется homme de paille – «соломенный человек», когда агент тайно выступает в интересах влиятельного бизнесмена или политика, желающего остаться неизвестным. Но все тайное когда-либо становится явным, тем более, когда речь идет о сумме в пределах от €500 до  €750 миллионов, ввезенных из Россию во Францию… наличностью!

Расследование, начатое еще в 2015 году следователями экономического и финансового отдела судебной полиции и Региональной группы вмешательства, выявило сложные схемы, связанные со взятками, оффшорными компаниями и счетами. Французские полицейские и прокуроры признаются, что столкнулись с настоящим «конвейером» по  отмыванию денег и уходу от налогов на Лазурном берегу. Деньги, полученные за покупку недвижимости, «путешествовали» по компаниям в Швейцарии (где, напомним, работал  Штудхальтер), а также Люксембурга и Великобритании.

После задержания Керимова суд постановил арестовать и его виллы, которые предположительно были куплены незаконно.

Кажется, все абсолютно очевидно – факты мошенничества, как на ладони, они доказаны следствием и прокуратурой. Но все равно продолжают находиться высокопоставленные «заступники» Сулеймана Керимова, которые ставят под сомнение профессионализм французских правоохранительных органов, расследующих это запутанное дело уже почти три года.

Громче всех возмущается земляк сенатора – депутат Государственной Думы Ризван Курбанов. Он в настоящее время представляет в верхней палате парламента КПРФ и три региона – Крым, Севастополь и Калининградскую область, то есть никакого отношения к Дагестану уже не имеет.

 

Курбанов подготовил протокольное поручение Комитету по международным делам Госдумы с требованием обратиться в МИД России, уделив внимание задержанию сенатора. Курбанов пишет, что якобы Керимов обладает дипломатическим иммунитетом и был задержан во Франции в нарушение Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года.

На самом деле это неправда. Даже МИД России уже перестал возмущаться по поводу задержания Керимова, когда окончательно выяснилось, что он въехал во Францию без дипломатического паспорта! То есть требования дипломатического иммунитета на него не распространяются.

Намного интереснее понять, почему Курбанов проявляет такую заботу и участие в «деле Керимова». Сердобольный депутат (напомним, уже не от Дагестана!) так же душевно «заботился» и о других своих земляках, обвиняемых в коррупции.

Например, в 2015 году он публично возмущался действиями Следственного комитета и даже ФСБ, которые организовали спецоперацию по задержанию главы Кизлярского района Дагестана Андрея Виноградова, обвиняемого в содействии террористической деятельности, посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов и организации убийства по предварительному сговору. В настоящее время Виноградов находится под стражей, его дело будет рассматривать Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону.

Андрей Виноградов

С таким же рвением заступался Курбанов и за Сагида Муртазалиева, бывшего управляющего дагестанским отделением Пенсионного фонда РФ, некогда считавшегося одним из самых влиятельных людей в республике.

С. Муртазалиев

Муртазалиева, в отличие от Виноградова (который ему приходится зятем) задержать не удалось – он предварительно скрылся в ОАЭ, власти которых отказываются выдавать преступника России. Вместе с Виноградовым, по версии следствия, Муртазалиев финансировал террористическое подполье в Дагестане.

Но для Курбанова (между прочим, в прошлом – заместителя прокурора республики!) все это, выходит, — пустой звук. Он готов защищать и террористов, и коррупционеров. С чего такое рвение? Может быть, с того, что он был каким-то образом связан с этими финансовыми потоками? По одной из версий, которая в настоящее время активно обсуждается в дагестанских соцсетях и прессе, именно Керимов обеспечил Курбанову место в Государственной Думе – тот теперь и отплачивает «хозяину».

Политолог Эдуард Уразаев отмечает, что «Курбанов традиционно считается человеком команды Сулеймана Керимова» и его включение в 2016 году в кандидатский список в Госдуму от КПРФ могло выйти боком лидеру коммунистов Геннадию Зюганову. «Это порождает вопрос о цене этого решения или подключении административного ресурса, против которого Зюганов оказался бессилен», — считает Уразаев.

В общем, Курбанов точно такой же «соломенный человек», как и арестованный швейцарский финансист Штудхальтер.

Тимур Иванов

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *